Сен 08 2016

К 114-летию Юрия Николаевича Рериха

Рерих Юрий Николаевич (16.08.1902, с. Окуловка Новгородской губ. – 21.05.1960, Москва) Выдающийся ученый-востоковед, внесший значительный вклад в развитие ряда областей современной ориенталистики и в дело сближения народов и культур Запада и Востока, один из крупнейших энциклопедистов и просветителей 20 века. Старший сын Н.К. Рериха и Е.И. Рерих. Магистр индийской филологии (1923), доктор филологических наук (1958). Член Королевского Азиатского общества в Лондоне (1921), Американского восточного общества (1922), Парижского азиатского и Парижского лингвистического обществ (1923), Азиатского общества в Бенгалии (1925), Археологического, Географического и Этнографического обществ в Америке (1929; 1930), Парижского географического общества (1933), Всесоюзного географического общества (1958).

Олицетворяя собой синтез знаний в области ориенталистики и смежных наук, в своих комплексных, междисциплинарных исследованиях Юрий Рерих предстает как историк, археолог, искусствовед, религиовед, этнопсихолог, географ, филолог и лингвист, владевший более чем 30-ю европейскими и восточными языками и диалектами. Как этнограф-путешественник, он обследовал в ходе двух длительных экспедиций громадный центрально азиатский регион, включая малодоступные и опасные районы. Его труды в области тибетологии, буддологии, индианистики, монголоведения и номадистики, часть которых создана на основе им лично собранного материала, входят в золотой фонд отечественного и мирового востоковедения.

Важную роль в формировании личности ученого сыграла атмосфера семьи с ее разнообразием творческих интересов и занятий, особым вниманием к культуре и философии Востока, широким кругом общения с научно-художественной элитой Петербурга. Появившись на свет во время одного из полевых экспедиционных сезонов родителей, он уже с малых лет принимает участие во всех семейных изыскательских предприятиях, в частности в сборе уникальной по типологии коллекции предметов каменного века. Помимо феноменальной врожденной способности к языкам, рано проявляется его художественная одаренность (известны случаи, когда авторство некоторых пейзажных этюдов 15-летнего Ю. Рериха приписывали Рериху-старшему). О присущем ему генерализирующем видении художника, о способности вживаться в изображаемый предмет, проникать в дух времени и места, что придает труду историка и археолога «убедительность реальности», свидетельствуют уже гимназические сочинения Юрия Рериха по истории.

Рано начавшийся период его востоковедного ученичества был связан с именами таких выдающихся ученых, как основоположник российской школы египтологии академик Б.А. Тураев, директор-основатель Школы восточных исследований при Лондонском университете Э.Д. Росс, знаменитый историк и исследователь Центральной Азии П. Пельо и др.

Оказавшись в Европе, а затем в США в связи с выставочным турне отца, Юрий Рерих получил образование в Оксфорде (1919-20), Гарварде (1920-22) и Сорбонне (1922-23). Уже в студенческие годы ему прочат славу будущего светила науки: в этот период положено начало его переводам сложнейших памятников индийской философской мысли, сформулированы масштабные исследовательские задачи в различных отраслях ориенталистики, решению которых будет посвящена его дальнейшая деятельность. Получив востоковедную подготовку широкого профиля под руководством виднейших специалистов в области сравнительно-исторического языкознания и востоковедения (Ч. Ланман, П. Пельо, Ж. Бако, С. Леви, А. Мейе, А. Масперо, В.Ф. Минорский и др.) и удостоившись степени магистра индийской филологии по окончании Парижского университета, в ноябре 1923 г. он отправляется вместе с родителями и братом Святославом в Индию. Отсюда начинается маршрут научно-художественной Центрально-Азиатской экспедиции академика Н.К. Рериха (1923-28), которая стала важной вехой в истории всех центральноазиатских исследований: впервые были проложены прямые пути между Россией и Индией через Центральную Азию. Ее подготовительный этап прошел в восточногималайском Сиккиме, древнем заповеднике буддийской культуры, где Юрий Рерих изучал буддийскую иконографию и технику живописи тибетских религиозных живописцев. Дальнейший маршрут экспедиции охватил северо-запад Индии, Китай (Синьцзян), Советский Алтай, Монголию и Тибет, в том числе ранее неизвестные науке участки Трансгималаев. Молодой, начинающий ученый, незаменимый сотрудник и помощник отца, заведовал административной частью экспедиции, отвечал за реализацию ее научной программы и обеспечение безопасности, служил переводчиком. Превосходное знание восточных языков и диалектов и редкий дар «внутреннего понимания» позволяли ему вести сложные многочасовые переговоры с чиновниками всех рангов, доверительные беседы с учеными ламами, открывавшими доступ к монастырским рукописным собраниям, находить общий язык с простыми кочевниками, носителями архаичных говоров, еще не зафиксированных наукой. Его бесстрашие, мужество и профессиональная военная подготовка не раз спасали экспедиционный караван, подвергавшийся опасности разбойничьих нападений в пустынных районах.

Общенаучные задачи экспедиции включали в себя ознакомление с положением памятников древностей Центральной Азии и с современным состоянием религиозных представлений и обычаев; выявление следов великих переселений народов и поиск их культурной общности. Продолжая традиции русских комплексных экспедиций в центральные районы Азии, экспедиция Рерихов отличалась от них новой методологией исследований. Она опиралась на разрабатываемую Н.К Рерихом концепцию исторического процесса как явления космического, когда судьбы земных народов рассматриваются в тесном взаимодействии с космическими процессами так называемого энергообмена, которые определяют ритмы этноисторических миграций, условия формирования идейных и художественных течений и т.д. Конечной целью таких метаисторических исследований было выявление непреходящих духовных ценностей, связывающих прошлое, настоящее и будущее человечества и отвечающих задачам его космической, духовно-культурной эволюции. Важную роль в этих исследованиях играли глубокие и разносторонние знания Ю.Н. Рериха, позволявшие ему постигать самую суть древних источников и превосходно ориентироваться в чужой этнокультурной среде, а также его личностные качества, главный инструмент ученого в полевых условиях.

Обширный материал, собранный Ю.Н. Рерихом на маршруте экспедиции, лег в основу ряда монографий и статей, высоко оцененных научным сообществом и поставивших молодого ученого в один ряд с выдающимися исследователями Азии. Итогом сиккимских путешествий стала первая в мировом искусствознании монография, посвященная вопросам тибетской религиозной живописи «Tibetan Paintings» («Тибетская живопись», 1925). Результаты полевых исследований во время тибетского этапа экспедиции, изложенные в работе «The Animal Style аmong the Nomad Tribes of Northern Tibet» («Звериный стиль у кочевников Северного Тибета», 1930, рус. текст с англ. вариантом) явились крупным вкладом в номадистику, выявив наличие древних культурных связей между кочевым Тибетом и Центральной Азией. По словам Л.Н. Гумилева эта небольшая книжечка сделала эпоху в науке. Содержанием капитальной монографии «Trails to Inmost Asia» («По тропам Срединной Азии» 1931) стала подробная летопись Центрально-Азиатской экспедиции, переведенная затем на французский и немецкий языки (в Германии вследствие смены политического режима так и не увидела свет). Представляя собой обширный свод географических, археологических, этнографических, лингвистических и культурно — исторических сведений о пройденных экспедицией пространствах, эта книга была оценена на Западе как важная веха в истории ориенталистики и выдающийся вклад в завоевания цивилизации.

Собранный экспедицией уникальный материал, свидетельствовавший об особом значении Центральной Азии в мировой истории и культуре, лег в основание деятельности Гималайского института научных исследований «Урусвати», созданного Рерихами в западногималайской долине Кулу в 1928 г. На посту директора и ведущего сотрудника института Ю.Н. Рерих проявил себя как талантливый организатор науки, способный направлять и координировать самые разнохарактерные исследования. В структуре и принципах работы института воплощалась идея синтеза: в нем имелись отделения гуманитарных и естественных наук, в которых сотрудничали ученые Запада и Востока, сложилась уникальная методология исследований, сочетавшая методы эмпирической науки с метанаучными способами познания, заложенными еще в системах древности и имеющими непосредственное отношение к внутренней, духовной сфере самого исследователя, его нравственным качествам. В кратчайшие сроки институту «Урусвати» удалось установить тесные связи и обмен научной информацией с ведущими научно-исследовательскими центрами Европы, Азии, Америки и привлечь в качестве почетных советников и членов-корреспондентов выдающихся деятелей мировой науки, культуры и искусства, среди которых — А. Эйнштейн, Р. Милликан, Л. де Бройль, С. Гедин, Р.Ч. Андрюс, Ж. Бако, Дж. Туччи, С.И. Метальников, Дж. Боше, Р. Тагор, С. Радхакришнан, Ч.В. Раман, Р. Ассаджиоли, Л. Стоковский, А.В. Щусев, И. Зулоага.

В числе особых заслуг Ю.Н. Рериха — издание ежегодника института «Журнал Урусвати», отражающего самые передовые течения мировой научной мысли. В нем ученый публикует ряд статей, в которых ярко проявляется присущая ему способность определять стратегические задачи науки, расставляя четкие вехи для новых ее направлений на десятилетия вперед. Изложенная в его программной статье «Studies in the Kalacakra» («К изучению Калачакры», 1932) методология исследований этой сложной системы буддизма ваджраяны, оказавшей мощное влияние на буддийский мир Центральной Азии, имела чрезвычайно важное значение для зашедшей в тупик западной науки, которая смогла выбраться на путь, указанный ученым, лишь полвека спустя.

Как тибетолог широчайшего диапазона, Ю.Н. Рерих охватывает своими исследованиями практически все аспекты изучения культурно-исторического наследия Тибета, закладывая прочный фундамент для будущей масштабной реконструкции прошлого этой уникальной страны как хранилища древних индийских, китайских и центральноазиатских духовно-культурных традиций. Изучению тибетских древностей специально посвящена основанная Ю. Рерихом серия «Тибетика», которая открывается его исследованием в области тибетской диалектологии «Tibetan dialect of Lahul» («Лахульский диалект тибетского языка», 1933).

Исключительно новаторским начинанием была работа Ю.Н. Рериха по составлению «Тибетско-русско-английского словаря с санскритскими параллелями» — первого из трех фундаментальных трудов всей жизни ученого. Она началась еще в Центрально-Азиатской экспедиции, продолжилась в 1930-е гг. и была завершена на родине коллегами и учениками Юрия Николаевича уже после его кончины. Созданный на основе всех существующих тогда словарей и дополненный обширным, собранным им лично материалом, известный в мире как «Словарь Рериха», он содержит 65 тысяч тибетских слов и выражений и дает полное представление о лексическом богатстве письменного тибетского языка, отражая его развитие с 7 до середины 20 вв. Он гарантирует точность толкования сложных религиозно — философских терминов, включает в себя также термины тибетской медицины, открывает широкие возможности для сравнительных исследований.

Важное направление деятельности института «Урусвати» представляли медицинские исследования. Здесь изучался опыт тибетской и местной традиционной медицины; на материале собранных в экспедициях и переведенных Ю.Н. Рерихом древних рукописей восстанавливались и исследовались рецептуры, вобравшие многовековой опыт излечения заболеваний, против которых западная медицина еще не имела эффективных средств.

Особую главу в биографии ученого составила Маньчжурская экспедиция (1934-35) — совместный проект института «Урусвати» и Департамента земледелия США. Организованная с целью изучения засухоустойчивых растений, препятствующих эрозии почв, и сбору их семян для культивации в Америке, она позволила Рерихам дополнить маршрут Центрально-Азиатской экспедиции посещением районов Внутренней Монголии, Маньчжурии и Западного Китая, а также продолжить работу института по изучению тибетской и китайской фармакопеи. Не ограничиваясь возложенными на него обязанностями помощника руководителя экспедиции, переводчика и ответственного за медицинские исследования, Ю.Н. Рерих сделал ряд открытий как археолог и лингвист, а также внес свой вклад в физическую, экономическую и ботаническую географию Внутренней Монголии, представив в научном отчете об экспедиции обширный общий обзор страны, а также составленные им карты ее растительных зон.

В 1936-39 гг. Ю.Н. Рерих работал над рукописью своего второго фундаментального труда — «История Средней Азии», в значительной мере осуществив в нем задачу по созданию общей истории Востока, выдвинутую в его ранней программной статье «L’Essor de I’Orientalisme» («Расцвет ориенталистики», 1923). «История Средней Азии» написана на русском языке, так как предназначалась для России, в которой ученый, как один из основоположников номадистики и яркий представитель евразийской научной школы, видел особый евразийский культурно-исторический мир. Значительно расширив границы самого понятия Средней (Центральной) Азии с «этноисторической точки зрения», он рассматривает основные этапы истории центральноазиатских народов в контексте истории мировой и, утверждая кочевую Азию как полноправного участника мирового исторического процесса, подчеркивает ее интегрирующую роль во взаимодействии цивилизаций Востока и Запада. В труде Ю.Н. Рериха история Центральной Азии предстает как последовательность сменяющих одна другую «грандиозных эпох», давших миру великолепные образцы могущественных империй с уникальными периодами религиозного и культурного синкретизма. В рамках новой методологии исследования здесь впервые воссоздается целостный образ кочевой Азии в единстве ее природных и культурно-исторических особенностей со времен палеолита до 15 в. Этот энциклопедический, не имеющий себе равных по объему, глубине и широте поставленных задач труд ученого, увидевший свет полвека спустя после его ухода из жизни, является неоценимым вкладом в номадистику и важным источником в развитии такого современного междисциплинарного направления, как межкультурные коммуникации.

Немалое место в первопроходческих изысканиях Ю.Н. Рериха занимают исследования эпического наследия народов Центральной Азии. В ряде своих трудов, в частности в работе «The Epic of King Kesar of Ling» («Сказание о царе Кэсаре Лингском, 1942) он предпринял попытку дать исчерпывающую характеристику героического эпоса о Гесэре, символе справедливости, тесно связанного с легендами о священной для азиатских народов стране Шамбале и чрезвычайно популярного в Тибете, Монголии, Бурятии и других районах Азии. Записав от тибетских сказителей различные версии эпоса, сохранившего яркие черты добуддийских религиозных верований и культов, он сделал его достоянием мировой культуры, переведя фрагменты Гесэриады на европейские языки и продемонстрировав при этом высокий образец аутентичного проникновения в тексты, сложенные на труднопереводимом разговорном и архаичном языке.

Своим очерком «Indology in Russia» (Индология в России, 1945), в котором история отечественной индологии рассматривается как неотъемлемая часть российской культуры, Ю.Н. Рерих заложил прочное основание подлинной истории развития российской индологии, а также продолжил ту исключительно важную работу по установлению и укреплению культурно — научных связей между Индией и Россией, которую вела семья Рерихов, являвшаяся живым олицетворением этих связей в Индии.

В конце 1940-х гг. появляется третий капитальный труд ученого, оцененный как эпохальное событие в мировой тибетологии-перевод на английский язык крупнейшего памятника тибетской историографии 15 в. «The Blue Annals» («Голубые Анналы» / «Синяя летопись», 2 т. 1949; 1953) Шоннупэла, одного из наиболее значительных и полных сочинений по истории тибетского буддизма. Ценным вкладом в тибетологию было и высказанное в введении к трактату предположение Ю.Н. Рериха относительно спорных и запутанных вопросов периодизации тибетского средневековья, которое по сути представляет собой концепцию тибетской хронологии раннего периода.

В декабре 1947 г., в самый разгар сборов семьи к отъезду на родину, уходит из жизни Н.К. Рерих. В начале 1948 г. Юрий Николаевич вместе с матерью покидает Кулу и в ожидании ответа на новое заявление о репатриации останавливается в местечке Кхандала под Бомбеем, где уже хранились готовые к отправке в Россию картины и архив отца, а также другие вещи семьи, в том числе личная библиотека ученого, из-за чего он был вынужден прервать свои фундаментальные исследования. В феврале 1949 г., получив отказ в репатриации, Юрий Николаевич и Елена Ивановна переезжают в Калимпонг в Восточных Гималаях, важное в те годы место по изучению Тибета.

С калимпонгским периодом связаны многолетние попытки Ю.Н. Рериха создать Индо-тибетский исследовательский институт, или Буддийский Центр, который должен был объединить усилия и достижения ученых разных стран в этой области. Разработанный им проект, основанный на успешном опыте деятельности института «Урусвати», вызвал широкий интерес, получил одобрение и грант от правительства, однако по ряду причин его реализация в условиях Калимпонга тогда не состоялась. Идеи ученого, предложенные им принципы научной работы воплотились позднее в основанном в Гангтоке Сиккимским научно-исследовательском институте тибетологии, который индийские коллеги Ю.Н. Рериха по праву называли его детищем. Отдельные элементы задуманного им института он развивает в своей активной педагогической деятельности в Калимпонгском отделении Индо-китайской ассоциации, где заведует курсами китайского и тибетского языков, а также читает лекции по санскриту тибетским и монгольским ламам различных буддийских школ и степеней посвящения на их родных языках.

В 1951-52 гг. по заказу местных властей Ю.Н. Рерих (в соавторстве) работает над созданием Учебника грамматики разговорного тибетского языка на основе центральнотибетского диалекта («Textbook of Colloyuial Tibetan», 1957). В 1950-е гг. выходит в свет в переводе на французский язык написанная ученым на английском языке еще накануне войны монография «Le Parler de I’ Amdo» («Наречие Амдо», 1958). Она завершает изданную за рубежом серию работ, посвященных описанию живых периферийных диалектов тибетского языка. На основе обширного полевого материала Ю.Н. Рерих единственный из ученых представил в своих лингвистических трудах все современные диалекты тибетского языка, разработал четкую концепцию их научного описания.

С 1953 г. Ю.Н. Рерих руководит индо-тибетским семинаром ученых для подготовки их к профессорскому званию. К этому времени труды Юрия Рериха принесли ему мировую славу крупнейшего авторитета по Тибету и Центральной Азии и лучшего знатока буддийской философии. Он постоянно получает запросы и приглашения от европейских университетов и ученых, к нему едут за консультациями исследователи из Франции, Германии, Англии, Японии. Необыкновенная широта познаний, глубокое проникновение в сокровенную мудрость древних учений, тонкое понимание психологии разных народностей Азии, стремление помочь им сохранить свое духовно-культурное наследие, а также особая прозорливость и мудрость его как человека сложили тот исключительно высокий научный и личностный авторитет, которым Ю. Н. Рерих пользовался в Индии. В круг его тесного общения входили Дж. Неру, С. Радхакришнан, К.П. Менон, С.К. Чаттерджи, А.С. Альтекар, Р. Вира, Р. Рахул, Р. Санкритьяяна и др.

В 1954-55 гг. по заказу Исследовательского института им К.П. Джаясвала в Патне Ю.Н. Рерих работал над расшифровкой, транскрипцией и переводом на английский язык средневековой тибетской рукописи «Biography of Dharmasvamin» («Жизнеописание Дхармасвамина», 1959). Публикация этого выдающегося памятникатибетской житийной литературы содержащего богатый материал для изучения состояния буддизма в Индии в позднейший период духовной традиции, стала очередным значительным явлением в мировой тибетологии.

В сложный для Индии период 1950-х гг., когда она совершала свои первые самостоятельные шаги после обретения суверенитета и вопрос национальной идентичности стоял особенно остро, Ю. Н. Рерих пишет ряд статей культурологического характера, адресованных не только научному сообществу, но и более широкой аудитории («Буддизм и культурное единство Азии», «Буддизм как основа культуры Азии» и др.). Отмечая в них историческую роль буддизма в сложении культурного единства Азии и в пробуждении мощного движения за духовное и социальное освобождение, он подчеркивает общечеловеческую направленность учения Будды, его родство с современной научной мыслью, а также непреходящую ценность индийского культурно-философского наследия, обращение к которому может служить опорой для общенационального возрождения.

В октябре 1955 г. Ю.Н. Рерих переживает еще одну тяжелую утрату — уходит из жизни его мать, Елена Ивановна. До последнего часа стремившаяся в Россию, она оставила старшему сыну завет вернуться на родину с важной миссией: передать российскому народу творческое наследие отца и возродить традиции отечественного классического востоковедения. Вера в высокое предназначение России, любовь к родине, во славу которой они трудились на четырех континентах объединяла всех Рерихов. О своей готовности защищать ее рубежи с оружием в руках Ю.Н. Рерих заявлял через советское представительство в Латвии и посольство в Англии в 1939, 1941 и 1945 гг. Он регулярно посылал свои труды в Институт Востоковедения (ИВ АН СССР), и по доступным ему публикациям советских коллег внимательно следил за состоянием востоковедения в Советском Союзе. Вопрос о его репатриации был решен лишь с наступлением хрущевской «оттепели», прежде всего благодаря самому Н.С. Хрущеву, с которым ученому удалось встретиться во время визита советской правительственной делегации в Индию в 1956 г.

В августе 1957 г. Ю.Н. Рерих прибывает на родину. Его деятельность в ИВ АН СССР в течение неполных трех лет составила целую эпоху в истории российского востоковедения. В неимоверно короткий срок ему удалось вернуть былую славу разгромленной во времена политических репрессий российской буддологической школе, возродить отечественную тибетологию, создать «рериховскую школу» индологов и тибетологов, воспитав ряд востоковедов с мировой известностью (Ш. Бира, А.М. Пятигорский, Г.М. Бонгард-Левин, Ю.М. Парфионович, В.С. Дылыкова, Т.Я. Елизаренкова, Е.С. Семека, Н.Ю. Лубоцкая, О.Ф. Волкова, В.В. Вертоградова, В.А. Богословский, Р.Е. Пубаев, В.С. Костюченко, Б.Д. Бадараев и др.). В сложных идеологических условиях Ю.Н. Рерих сумел добиться организации нового, «революционого» по тем временам, сектора философии и истории религии в составе отдела Индии и Пакистана, а также возобновления издания серии научных трудов и источников по буддийской философии и культуре —«Библиотека Буддика». В качестве члена редколлегии и ответственного редактора серии он подготовил к публикации такие памятники, как «Дхаммапада» и «Гирлянда Джатак», а также монографию погибшего в годы репрессий А.И. Вострикова «Тибетская историческая литература».

Ю.Н. Рерих входил в состав советского комитета по проекту ЮНЕСКО «Восток — Запад», был автором идеи создания специальной комиссии по изучению Кушанской эпохи, имевшей громадное значение в истории взаимодействия различных цивилизаций и культур и широкого распространения буддизма. Он также стоял у истоков международного сотрудничества монголоведов, которое началось с Международного съезда монголоведов-филологов в Улан-Баторе и затем переросло в Международную ассоциацию монголоведения. В организации этого съезда Ю.Н. Рерих принял самое активное участие, посетив Монголию в 1958-59 гг. и выступив с ценными предложениями по развитию монголоведения и тибетологии в этой стране, к духовному наследию которой он относился с большой любовью и посвятил ему ряд своих исследований, открывающих перед монголистикой новые перспективы. Важным итогом многолетних изысканий Ю.Н. Рериха в области тибетского языкознания стала его монография «Тибетский язык» и программная статья «Проблемы тибетского языкознания», в которой он формулирует задачи никем до него не выдвигавшиеся и по сей день сохраняющие свою актуальность для тибетологов всего мира. Продолжалась и работа над его словарем, а также «Историей Средней Азии», завершить которые ему не было суждено.

Не менее титанической была деятельность ученого по возвращению России имени и наследия Рерихов. Он привез из Индии более 400 полотен отца и, настойчиво преодолевая бюрократические препоны, добился организации больших персональных выставок Н.К. Рериха, которые с триумфом прошли в Москве, Ленинграде, Риге, Киеве и Тбилиси. Стараниями Ю.Н. Рериха появляется широкий поток публикаций, посвященных творчеству отца; при его участии снимается документальный фильм «Николай Рерих»; он поднимает вопрос о создании музея, посвященного великому мастеру. Многочисленные выступления на темы художественно-научной деятельности Н.К. Рериха и Центрально-Азиатской экспедиции в научных обществах и творческих союзах, в музеях и институтах, на радио и телевидении вызывают волну глубокого интереса к наследию Рерихов. Вся эта подвижническая деятельность ученого фактически инициировала процесс зарождения широкого рериховского движения на родине.

Отдавая всего себя без остатка служению науке и общественной деятельности во имя будущего России, Ю.Н. Рерих безвременно уходит из жизни 21 мая 1960 г.

Обладая редкостным даром глубокого проникновения во внутреннюю жизнь изучаемых им народов Азии, в тот дух, который служил стержнем этой жизни, он оставил неизгладимый след в истории мировой и российской ориенталистики. Он не только сумел поднять значение академического востоковедения до уровня общечеловеческих непреходящих ценностей, сделав его инструментом сближения народов и культур. Всей своей деятельностью, всем обликом своим он утверждал в науке то нравственное содержание, ту связь с высшими основами Бытия, которые почти полностью были утеряны ею на дорогах истории. Он оставил после себя модель науки будущего и вдохновенный образ ее творца.

Ирина Нейч

Редактор, журналист,

Исследователь творчества Н.К., Ю.Н., С.Н. Рерихов